"Зритель получает 100 каналов почти даром, а смотреть ему нечего"

О ситуации на рынке платного ТВ "Ъ" рассказала гендиректор Viacom International Media Networks в России и СНГ Елена Бальмонт.

— В России уже несколько платных телеканалов с сериалами, зачем вы запускаете еще один?

— Интерес к западному продукту растет, при этом в эфире общедоступных каналов его стало меньше. Люди разворачиваются в сторону лицензионного контента, и платное ТВ — ответ на эту потребность.

— Как вы отбирали контент?

— Сначала мы хотели запустить канал с ретроконтентом и показывать такие сериалы, как "Полиция Майами" или "The Fresh Prince of Bel-Air" с молодым Уиллом Смитом. Но фокус-группы разрушили эту теорию, когда зритель увидел SD-картинку из 1980-х, эту моду, шуточки и этот темп, достаточно медленный по сегодняшним меркам. В итоге мы отобрали комбинацию хитов, таких как "Фарго" и "Острые козырьки", и сильных линеек для дневного программирования из таких сериалов, как "Lost" и "Suits".

— Удовлетворены ли вы темпами роста абонентской базы платного ТВ?

— Крупные операторы продолжают вкладывать в развитие сетей, и рост есть как в кабеле, так и в спутнике; в прошлом году "Ростелеком" и "Триколор" показали прекрасный результат. Но мы видим также ситуацию с ужасающими ценовыми войнами.

— Как они происходят?

— Россия на последнем месте среди 20 крупнейших стран по размеру ARPU платного ТВ, и в прошлом году зафиксировано его падение. Со стороны операторов мы не видим достойных движений, чтобы поднимать ценность каналов. Есть тенденция пакетировать базовый пакет дешевыми каналами, и зритель получает 100 каналов почти даром, а смотреть ему нечего, он разочаровывается и уходит. Из-за этого растет стоимость привлечения одного подписчика. У некоторых она составляет разумные 3 тыс. руб. на абонента, а есть компании, которые инвестируют в это 18-20 тыс. руб., при этом цикл "жизни" такого абонента в среднем 20 месяцев. То есть мы имеем дело с ценовыми войнами, высокой стоимостью привлечения подписчика и слабым базовым пакетом — абонент уходит, оператор снова начинает инвестировать. Я не понимаю, где здесь бизнес. Эффективный подход — удержание абонента и работа с качеством контента.

— Недавно Discovery ушел с "Триколора", упрекнув компанию в монополизме и выдвижении неприемлемых условий. Что можете сказать про свою ситуацию?

— "Триколор" очень много сделал для развития платного ТВ. Монополия бывает на всех рынках, и она никогда не была легкой. Нам что-то может не нравиться, но с "Триколором" мы работаем и научились с ними договариваться.

— После подорожания валют вы поднимали цены на контент? Как реагировали операторы?

— Падение рубля для нас было очень болезненным обстоятельством, ведь мы в долларах платим за контент и спутники. Но перевалить все на плечи оператора было бы невозможно. Мы все в одной лодке и старались найти решение, с каждым оператором договаривались индивидуально.

— Как компания оправилась после запрета размещать рекламу на каналах с западным контентом, принятого в 2014 году?

— По нам это больно ударило и стало серьезным поводом пересмотреть отношение к рынку. Но Viacom все взвесил и решил остаться. Сейчас у нас надежный российский партнер, который помогает делать бизнес. Модель монетизации строится на подписке, но мы развиваем и другие направления. Мы подписали сделку с Gazprom Media Digital на продажу рекламы на сайте Nickelodeon.ru. Другое направление — лицензионный бизнес, когда мы продаем лицензию на производство нашей продукции — например, детских игрушек. По итогам сентября 2016 года к 2015-му рост таких сделок составил 70%. Потрясающие показатели у Губки Боба и бренда "Щенячий патруль".

Интервью взяла Анна Афанасьева.

Читать в оригинале